Latvia Забота о здоровье

Бодипозитив и РС: От ненависти к любви к собственному телу

До того, как мне поставили диагноз рассеянный склероз (РС) в 2012 году, мое тело выполняло практически все, что я от него хотела. Мы с ним путешествовали по всему миру, выжили в серьезной автокатастрофе, родили очень крупного ребенка и в целом, мое тело вело себя очень хорошо. Конечно, я никогда не участвовала в подготовке к армии — я прекрасно понимала пределы своих возможностей, да и не очень надо было. Раньше я говорила, что никогда не болею.

Ох, как это хвастовство отзовется потом...

Если в двух словах, к моменту появления первых симптомов РС я нормально воспринимала свое тело. Конечно, я думала, неплохо бы сбросить вес, который я набрала за время беременности (11 лет назад), но я всегда была в движении и не сильно об этом задумывалась. Я была высокой, сильной и довольна своим внешним видом.

Затем все изменилось

Однажды я внезапно начала уставать. Не просто уставать, я чувствовала себя как выжатый лимон. Мне было 37 лет, и я в шутку думала, мол, скоро уже 40, а не немногим более 30. Но все происходило слишком быстро и где-то в глубине души меня это тревожило. Затем наступило резкое ухудшение, мое тело словно сломалось, и я не могла ни ходить, ни разговаривать нормально.

Я не успела опомниться, как оказалась в больнице, а там меня изучали со всех сторон. Мне просканировали мозг, а в позвоночник воткнули самую огромную иглу, которую я когда-либо видела. По каждому аспекту функционирования моего тела провели допрос с пристрастием.

К моменту, когда ответ наконец появился — мне диагностировали РС, я была полностью опустошена, физически и умственно. Аутоиммунное заболевание? Мое драгоценное тело борется само против себя? Сама мысль была ужасной. Зачем? Почему? Мое тело меня ненавидит?

Тело через призму РС

Восприятие тела было разрушено, меня закрутило в водовороте страха и боли. Руки перестали работать должным образом, я не могла сосредоточиться, от концентрации не осталось и следа. Я постоянно спотыкалась, равновесие практически отсутствовало. Решить, что одеть сегодня, — было проблемой масштаба подвигов Геракла, поэтому я предпочитала одежду, которую было легко надевать, с как можно меньшим количеством пуговиц или молний. Мне пришлось отказаться от каблуков и ходить в обуви на плоской подошве.

Чтобы еще больше привести меня в уныние из-за препарата, который мне назначили для лечения нейропатической боли, мое тело начало набирать вес, да так быстро, что я просто не успевала отслеживать. Через несколько лет у меня развилась такая же реакция на препараты для лечения заболеваний щитовидной железы. Добавьте к этой гремучей смеси весь тот фастфуд, которым я начала заедать свой стресс, и вскоре я стала просто неузнаваемой. Я начала избегать зеркал и друзей. Боль и страх заставляли меня отсиживаться дома.

Понемногу все вещи стали мне малы, я молча попрощалась с любимой одеждой и шикарными туфлями. Если раньше я гордо и уверенно расшагивала, то теперь начала изучать опасности, которые несет тротуар. Я так боялась споткнуться и упасть, что даже не поднимала голову. Мой мир скукожился. Я ненавидела свое тело за те неудобства, которые оно мне причиняло. Наши пути разошлись. Я больше не считала, что внешний вид отражал мое внутреннее состояние. Мое тело стало отвратительным незнакомцем, гротескным проявлением всего вреда, который наносил РС.

Я не могла проститься со своей старой одеждой, мучила себя, пытаясь втиснуться в нее, а потом ревела от разочарования и ненависти к себе. Я максимально втягивала живот. Я даже начинала извиняться перед людьми за свою полноту. Я подумала, что если я сначала избавлюсь от самой большой проблемы, от веса, то все станет проще.

Так я стала веселой толстушкой.

Смена перспектив

В конечном итоге, все постепенно начало меняться. Я потихоньку убрала все вредности из питания. Я не похудела, но зато почувствовал себя сильнее. Я раздала большую часть старой одежды и купила новые вещи. Я купила хорошую косметику, красивые туфли на плоской подошве, шикарные аксессуары (лучшие друзья полной женщины). Я решила говорить на тему своего заболевания и стала активным борцом за права инвалидов.

Люди, перед которыми я выступала, не думали о моем весе, им было интересно услышать то, что я хотела им рассказать.

Сегодня я признаю, что, вероятно, я никогда не вернусь в ту форму, которая у меня была до поставленного мне диагноза РС, но я научилась снова любить свое тело. Несмотря на все те проблемы, которые создал РС, я не отвернулась от него, я работаю и учусь его принимать. Порой меня потрясает решительный настрой моего тела, которое помогает мне все пережить. Можно сказать, мы помирились.

Каждый раз, когда я выхожу из дома и прихожу на работу, я благодарю свое тело. Каждый раз, когда я встречаю сына из университета с полным холодильником и крепко его обнимаю, я благодарю свое тело.

Мое тело потрясающе. Немного похоже на меня. Я всегда буду в восторге от него, и я смогу все преодолеть.

 

 

NPS-LV-NP-00007 Август 2020 г.

Эта статья была:

Поделиться этой страницей: